Чтобы вы прокатились с нами, — ухмыльнулся пузан.

Я улыбнулась в ответ и повернулась к Джинсовой Куртке и его «беретте».

А ты что, говорить не умеешь?

Умею. — Он сделал еще два шага ко мне, не отводя пистолет от моей груди. — Очень даже умею. — Он коснулся моих волос — слегка, только кончиками пальцев. Проклятая «беретта» не сдвинулась ни на дюйм. Если он сейчас спустит курок, все будет кончено. Мрачное черное дуло пистолета стало больше. Иллюзия, но чем дольше смотришь на пистолет, тем он кажется громаднее. Разумеется, если смотришь на него не с того конца.

Ничего такого, Сеймур, — сказал Пузан. — Никаких приставаний и не убивать, так было сказано.

Не порть мне удовольствие, Пит.

Пит — кличка Пузан — сказал:

Можешь взять блондинку. Про нее никто не говорил, что ее нельзя трогать.

Я не смотрела на Ронни. Я смотрела на Сеймура. Я должна быть готова, чтобы не прозевать свой шанс, если он представится. А глядеть на подругу, чтобы узнать, как она восприняла известие о близком изнасиловании, бесполезно. Это не поможет.

Фаллическая сила, Ронни. Все уходит в гормоны, — сказала я.

Сеймур нахмурился.

Что это значит, черт тебя дери?

Это значит, Сеймур, вот что: я думаю, что ты тупой и все твои умственные способности у тебя в яйцах. — Все это я произнесла с приятной улыбкой.

Он с силой ударил меня по лицу тяжелой ладонью. Я покачнулась, но устояла на ногах. Пистолет даже не шелохнулся. Вот черт. Сеймур издал клокочущий звук и снова ударил меня, но уже кулаком. Я упала. Мгновение я лежала на тротуаре и слушала, как кровь шумит у меня в ушах. От пощечины лицо горело. От удара кулаком — ныло.


1169076389891120.html
1169120907163006.html
    PR.RU™